«Я перестал осуждать»

Волонтер Александр Шулаков о помощи дому-интернату для особых детей, расстановке приоритетов и изменении взглядов на жизнь.

Один из самых значимых волонтерских проектов “Дорогою добра” — помощь дому-интернату в Мурыгино, где живут дети с особенностями развития. Волонтер Александр Шулаков рассказал, зачем он ездит в интернат и почему для него это так важно.

Саша, расскажи немного о себе.

Я риэлтор, занимаюсь недвижимостью. Ещё я волонтёр. Помогаю детскому дому-интернату в Мурыгино уже седьмой месяц.

Как ты решил стать волонтером?

В какой-то момент я понял, что хочу помогать детям, у которых нет семьи. Среди них есть неслышащие, и чтобы общаться с ними, нужно знать язык жестов. Поэтому пошел учиться на сурдопереводчика.

В чем ты видишь свою главную задачу в поездках в Мурыгино?

Я туда еду, чтобы дать детям любовь. Нянечки и воспитатели, конечно, заботятся о детях, ищут с ними контакт. Но для них это работа — ее невозможно любить на 100%. Мы же, волонтёры, едем туда не за деньги и бонусы, а по собственному желанию. И, мне кажется, дети мне больше дают, чем я им.

Первый мой подопечный — Андрей — ходит в школу. Его приводят в группу к обеду. И мы с ним общаемся минут 30. Видно, что он все увереннее и увереннее ходит, даже бегает и танцует.Александр, волонтер

Что тебе запомнилось, когда ты впервые приехал в интернат?

Я не испытывал бурных эмоций. Наверное, более непривычным было для меня попасть в другой городок. Поначалу я не понимал, что тут делаю. Я пытался общаться с детьми, очень много не понимал. Когда мы поехали оттуда — смешанные эмоции были, то ли радость, что я сейчас буду ездить и помогать, то ли горечь от того, что так получилось, что дети находятся здесь.

Потом эти чувства притупились, но открылась любовь к детям.

Сложно было найти контакт с ребятами?

Сейчас для меня в этих детях ничего особенного нет. Это больше стереотип, что есть обычные дети и дети с особенностями. Им всем нужно сказки почитать, песни попеть. Со временем я их начал понимать, а они меня понимают. Если ребенок тебя чувствует, то общение состоится.

Как относишься к тому, что люди волонтерят какое-то время и уходят?

Какое-то время назад я это осуждал. Но сейчас понимаю, что в жизни бывают разные ситуации. Хорошо, что человек однажды захотел помочь кому-то, попробовал дать немножко заботы. Любая помощь важна. У каждого из нас свой жизненный путь, и если человек не может больше приезжать к детям, он может рассказать об этом другим людям, и среди них найдутся те, кто будет ездить постоянно.

Еще я общаюсь с Олегом. Сегодня был активен больше обычного. Мы провели в игровой комнате больше часа. Могу смело сказать, что он пытался разговаривать. Не словами, не звуками, но мычанием. Разным по тональности, длительности и громкости. Это происходило очень долго и впервые.Александр, волонтер

Как изменился твой подопечный за семь месяцев общения?

Он парень настроения и относится к людям по-разному. Кого-то он сразу от себя отталкивает, а кому-то позволяет с собой заниматься. Мне повезло быть одним из тех, кого он выбрал в друзья. Он постоянно со мной общается, играет. На прошлой неделе я понял, что он умеет благодарить: начинает похлопывать меня по голове, когда делаю что-то, что ему нравится или приятно. По фотографиям видно, что он изменился. Раньше только лежал или сидел в своей кровати, теперь начал ходить.

Помогая в интернате, как расставляешь приоритеты?

Если я свою жизнь буду ставить на второй план, а волонтерство на первый, то со временем не смогу помогать. Может начаться эмоциональное выгорание. Если встает вопрос, поехать в Мурыгино или сходить на работу, я выберу работу. Волонтерство — важная часть моей жизни, но не вся моя жизнь.

Играли с Олегом в шарики. Я ему всегда давал сделать выбор между двумя шариками разного цвета. Сначала цвета отличались сильно, потом начал экспериментировать с похожими оттенками и количеством шариков. Действительно было интересно за ним наблюдать. Александр, волонтер

После интерната в Мурыгино ты составил для себя мнение о роли интерната в обществе?

С одной стороны, это выглядит для детей какой-то ссылкой. Но интернаты есть и пока будут. К сожалению, по разным причинам это так. Но важно, чтобы они были другими. Не комбинатами где хранятся дети, а домом для них, уютным и небольшим. Чем меньше интернат, тем больше там про человека.

О каких изменениях ты говоришь?

Ситуация с интернатом и начала меняется. Мы видим, как меняется отношение персонала к детям. Детей стали учить, к ним приезжают друзья-волонтеры, и это хоть частично приближает их образ жизни к тому, как это бывает в семье.

Развиваются не только дети, развивается персонал. Это большой плюс. Очень здорово, что там сейчас такое руководство и сотрудники, что это стало возможно. И меняется отношение к самому интернату в обществе. Это больше не запретная тема, как было раньше.

Проект «Дети вне семьи» по организации волонтерской помощи в отделении милосердия Детского дома-интерната «Родник» ведется при поддержке РБОО «Центр лечебной педагогики» на средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного на реализацию проекта “Люди помогают людям”. В разных регионах страны волонтеры приходят в интернаты и дарят детям с самыми тяжелыми нарушениями развития заботу, радость общения и понимания.