“Тебе не платят, но тебя не обесценивают”

Волонтер центра “Дорогою добра” Маша Вахрушева о том, как добровольчество не дало ей денег, но подарило веру в свою профессию.

Маша пришла волонтерить в центр “Дорогою добра” почти случайно: она училась на дефектолога и воспользовалась советом мамы — начать хотя бы в качестве волонтера работать с особыми детьми. И Маша полюбила их так сильно, что не осталось сомнений — ее жизнь будет связана именно с ними.

Маша, расскажи немного о себе.

Я учусь на третьем курсе ВятГУ на дефектолога, занимаюсь пауэрлифтингом и тяжелой атлетикой. Кроме того, работаю инструктором по сноуборду. Мечтаю когда-нибудь попробовать поставить на сноуборд детей с особенностями развития. В будущем хотелось бы работать в спортивной сфере именно с особенными детьми.

Как ты начала волонтерить в «Дорогою добра»?

Когда я поступила на дефектолога, мама мне предложила: «Не хочешь походить?» Я первый год походила, поняла, что мне это нравится и интересно. В этом году буду ходить чаще. Каждый ребёнок особенный, интересно открывать для себя их мир, общаться, наблюдать, изучать, как с ними работать. Все это пригодится мне, когда я закончу институт.

В “Дорогою добра” ты занимаешься с каким-то одним ребенком или с разными детьми?

В первой группе за мной закреплён один ребёнок. Он плохо видит, я ему помогаю, иногда параллельно работаю с другими детьми, если нужно. На второй группе детей будет больше, поэтому придется заботиться сразу о нескольких подопечных.

Что это за дети, с которыми ты работаешь?

Это дети, которые живут в своём мире. У них всё по-своему идёт и течёт так, как им надо: они вроде бы и здесь, а вроде и нет. Их постоянно нужно улавливать и чувствовать, мысленно их понимать.

У тебя возникало когда-нибудь желание уйти из центра?

Сначала было тяжело привыкнуть, все эмоции переносила на себя. Мне было плохо по вечерам, я приходила домой вся загруженная, особенно когда видишь, что у ребенка что-то не получается. Хотелось всё взять и бросить, но я этого не сделала и сейчас понимаю, что не могу без этого жить – мне хочется помогать детям, вникать в их особенности и быть с ними на одной волне.

Ты уже выработала для себя чёткую инструкцию по налаживанию контакта с ребенком?

Такой инструкции, как подойти ребенку, не существует. Нужно почувствовать ребенка и знать его границы. Пройдёт время, и ты будешь понимать, что ему нужно. После года работы уже чувствуешь, что ребенку нужно в этот момент, как ему помочь и нужно ли его вообще сейчас трогать.

Ты на практике знаешь, что такое личные границы человека. Насколько это важно при работе с особенным ребенком?

Личные границы ребенка нужно уважать. Если перегнуть палку, будет хуже и мне, и ему. Например, ребенок хочет что-то сделать сам, но ты делаешь это вместо него. Он может расстроиться и в следующий раз не захотеть с тобой работать.

Насколько волонтер, приходя к детям, должен отодвигать свою личность? Правильно ли полностью растворяться в ребенке?

Про себя забывать в любом случае нельзя. Если ты себя отодвинешь на задний план, то буквально неделя-две, и у тебя наступит выгорание. Важно прислушиваться к своим чувствам, иногда сделать перерыв, отдохнуть, прийти в себя и работать дальше. Ты должен думать, что в себе раскрываешь и что несёшь детям. Вы находитесь наравне с ребенком и, как друзья, работаете вместе.

Какие перспективы развития могут быть у волонтера?

Если работать волонтером регулярно, посещать все мастер-классы, семинары, тренинги, все организационные собрания, получишь даже больше знаний о работе с детьми, чем в институте. Но все же, чтобы стать профессиональным педагогом, профильное основное образование должно быть.

То есть иногда волонтер может быть опытнее, чем студент педагогического института?

Конечно. У нас только на третьем курсе начинается практика, многое изучали только по учебникам. Были общая психология, информатика, математика. Если бы я сюда не ходила, я бы не представляла, как работать с детьми. Мне расскажут анатомию человека – это хорошо, но не дает понимания, как с человеком работать. Если я не найду подход к ребенку с помощью специальной психологии, я не смогу с ним выстроить отношения.

По сути, человек работает ради денег, ради похвалы, ради общения или признания. Волонтер может рассчитывать хотя бы на одну из этих составляющих?

Когда я сюда пришла, я не хотела ничего взамен. Я пришла помогать. Но в любом случае, когда в «Дорогою добра» проводят какой-то выездной отдых и собирают волонтеров – это очень приятно. К человеку подходят не с позиции «пришёл, помог,  до свидания», а его уважают и ценят, и не представляют свою работу без его помощи. Тебе не платят, но тебя не обесценивают. Ты не остаёшься где-то в стороне, все знают, что ты есть и ты нужен.

Тебя год волонтерства как-то изменил?

Я начала понимать, что не всегда работа приносит деньги. Людям тоже нужна помощь, и ты не должен чего-то ждать взамен. Иногда просто нужно прийти, помочь и даже не говорить о том, что ты помог. Помочь и уйти, и не накручивать себя: «Почему никто не заметил, почему ничего не сказали, почему я такой?»

Были моменты, когда заметила в ребенке положительные изменения после работы с тобой?

В первые дни, когда этот ребенок пришел заниматься, он не присутствовал на занятии – смотрел по сторонам и не понимал что, где и как.  Раньше я ему показывала фотографии ребят и много усилий прикладывала, чтобы он только посмотрел на фотографии. Сейчас он сам берет и разглядывает эти фотографии. Очень приятно осознавать, что ты работал и есть результат.

Работа с волонтерами осуществляется в рамках проекта «Волонтеры детям. Комплексная подготовка волонтеров для сопровождения детей с инвалидностью». Реализация проекта осуществляется за счет средств бюджета муниципального образования «Город Киров» в рамках конкурса проектов по поддержке социальных инициатив местного сообщества «Время созидателя» в 2018 году.