«Если маму что-то волнует, ждать нельзя»

Ольга Елькина – дефектолог центра «Дорогою добра». Ее общий стаж в этой профессии – 13 лет. Она рассказывает, почему современные дети начинают позже говорить, при чем здесь памперсы и почему мамы плачут, когда их дети танцуют.

Ольга, каким детям нужен дефектолог?

Всем детям, у которых есть проблемы в развитии. У подопечных нашей организации – особых детей – есть трудности в развитии мышления и других мыслительных процессов: внимания, памяти, воображения. Вот всем этим я и занимаюсь. С некоторыми детьми работаю индивидуально. В первую очередь, с теми, кто еще нигде не занимался и кому надо понять, что такое вообще занятие, как сесть за стол и начать действовать продуктивно. И, конечно, все западающие процессы в  это время тоже развиваем.

А на групповых занятиях задача дефектолога «включить» детей, организовать их и настроить на учебный лад. Я работаю на группах подготовки к школе, поэтому мне важно, чтоб ребенок привык находиться в классе, слышал педагога и понимал его инструкции, занимался вместе с другими детьми и взаимодействовал с ними, ждал своей очереди. Для наших детей это очень важные навыки, которые не появятся сами по себе, их нужно развивать.

Умение ждать так важно?

Практически у всех наших детей есть проблемы с ожиданием. Чаще всего, когда у ребенка есть какие-то нарушения, родители отдают ему больше сил и времени, чем остальным детям. А если он в семье один, то он получает все сто процентов внимания. И когда он оказывается в коллективе, где у всех детей свои проблемы и где его не выделяют среди других, ему сложно. Ведь он привык, что родители отзываются на его потребности сразу. А здесь не так.

И как же вы учите их ждать?

Очень хорошо дети учатся этому на считалках.

А дефектолог может поставить ребенку какой-то диагноз?

Про диагноз говорят только врачи. Дефектологи работают по факту с выставленным диагнозом и непосредственно с ребенком. Конечно, дефектолог может сказать, что есть проблемы с вниманием, памятью, восприятием и задать направление, в котором нужно развиваться. Но это не будет диагноз.

Есть ли миф, который вам хочется развеять?

Да, часто родители и врачи впадают в две крайности. Сначала специалисты и все окружение рекомендуют родителям не торопиться и подождать, пока все само наладится. С другой стороны, существует опасность гипердиагностики, когда любое нормальное колебание в сроках развития вызывает беспокойство. И то, и другое мешает просто радоваться своему ребенку. Но, конечно, когда маму что-то волнует, надо обращаться к врачу, чтобы удостовериться, все ли в порядке. И тут уже если нужно – подождать.

Но если у ребенка в раннем возрасте имеются проблемы и об этом точно известно, надо начинать работу. Сами они не пройдут. Например, родители ждут, когда ребенку исполнится пять лет, чтобы отдать его на занятия с логопедом, потому что известно, что именно в этом возрасте логопед начинает ставить звуки. Но общим развитием, всем остальным можно спокойно заниматься с раннего возраста.

А почему врачи так часто говорят «ждите»?

За 10-12 лет, что я работаю дефектологом, количество детей с проблемами сильно увеличилось. Резко выросло число ребят с расстройством аутистического спектра. Если 20 лет назад такие дети выявлялись с частотой один из 5000, то теперь с такими нарушениями – каждый 50 ребенок. А некоторые врачи по-прежнему ориентируются на устаревшую статистику, они остались в тех годах, когда этих проблем было не так много и когда все само проходило, компенсировалось. И, к сожалению, часто получается так, что у ребенка были тяжелые нарушения, а их проглядели, было упущено важное время для их компенсации и развития ребенка.

Но, тем не менее, по сравнению с советским временем, когда ребенок начинал говорить в полтора года, сейчас норму сдвинули до трех лет.

Да. Современные мамы упускают период до года в плане общения с ребенком лицом к лицу. Если раньше были потешки с малышом, он был у мамы на коленях, она строила ему рожицы, то теперь ребенок может быть в одном месте, мама в другом. Просмотр телефона и компьютера занимает много времени, ребенок не видит артикуляцию взрослого.

Есть еще одна причина: раньше малыш был в пеленках. Пока мама по 25 раз на дню меняет ребенку пеленки, в это время она будет улыбаться, смеяться, разговаривать. А сейчас памперс надели – и можно не встречаться в течение дня. Мамино живое общение до года очень важно. Это может быть минута, но она очень нужна ребенку.

Телевизор не способствует развитию речи?

Телевизор не способствует появлению речи. По нему нельзя повторять. Ребенок видит говорящий образ, но не видит уклад губ, уклад и поднятие языка.

В каком возрасте лучше показывать ребенка дефектологу?

Если маму что-то волнует, в год можно смело показывать. И если родители просто хотят развивать ребенка, тоже можно обратиться к специалисту. Он будет работать с тем, что «западает», требует большего развития.

Дефектолог может привести хотя бы часть отклонений в норму?

Есть вещи, которые можно компенсировать. При регулярных занятиях у детей развивается мышление, становится более устойчивым внимание, ребенок больше запоминает. Или вот, например, у нас в центре есть дети, которые не брали вообще ничего в руки. Потом, после нескольких занятий, ребенок вдруг берет карандаш или кисточку, и это очень радует. Дети учатся соединять линии по точкам, писать свои имена, начинают читать. Улучшается координация движений. У кого-то речь появляется. Кто-то начинает произносить звуки, кто-то слова, кто-то бегло читать. Чаще всего дети ходят не только к нам, но и в дошкольные учреждения, и работа в комплексе дает свои результаты.

Как сами родители могут помочь ребенку?

Родителям надо понимать что занятие – это не обязательно работа за столом. Если ребенок маленький, можно заниматься на ковре, или по дороге в магазин, или в машине. Повторять и отрабатывать навыки можно в любое свободное время. Обязательно нужно учитывать, что детский возраст – это возраст игры, и у нас проходят семинары по игровой деятельности, когда родителям рассказывают, как можно развивать ребенка в игровой форме.

В игру можно включить счет, математику, внимание, конструирование, память. Можно развивать речь, разыгрывая сказки, а в дополнение еще рисовать декорации. Потом, когда ребенок начинает подрастать, можно слушать с ним художественные произведения, сказки, стихи, что-то разучивать. Это развивает и речь, и память. Нужно давать детям в руки карандаши, кисти, пластилин. В кончиках пальцев много точек, которые способствуют речевому развитию.

Чем вы гордитесь в своей работе?

Всегда радует, когда дети делают успехи. Мне нравится, когда дети узнают меня, начинают выделять как педагога, человека, друга. Это приятно всегда.

У кого-то из детей очень хорошие результаты, когда диагнозы снимаются или меняются. Например, в центр «Дорогою добра» приходили довольно тяжелые дети  с расстройством аутистического спектра. Они только бегали по залу, не сидели, не слышали. А проходит три года, и он становится бегло читающим, поющим, осмысленно выполняющим задания человеком.

Например, к нам на подготовку к школе пришла девочка. Мы начали изучать буквы, они ей так понравились, что она сама выучила дома весь алфавит, и через два месяца начала читать, запоминая и пересказывая прочитанное. При этом диагноз, тяжелый, комплексный, у нее остается.

И вообще есть много детей, которые не говорили, но на чтении у них появилась речь. Они начали произносить слоги, потом слова, словосочетания. Теперь просто говорят. А год назад переживали, что речи не будет вообще.

Но даже маленькие успехи очень важны. На празднике в честь дня именинника одна мама заплакала, когда увидела, что ее сын стал танцевать.

Поэтому вам нравится работать в центре «Дорогою добра»: потому что здесь так наглядно видны результаты вашей работы?

Мне очень нравится здесь работать. Здесь очень душевный коллектив, замечательные коллеги, дети, родители. Очень теплая атмосфера. Все это для меня очень важно.

Родители приходят к нам, обычно уже побывав в нескольких местах. И бывает так, что ребенок нигде не идет на контакт, а у нас начинает все делать. И родители получают полезную информацию, ответы на свои вопросы. Вот это приятно осознавать: что ты можешь помочь.

Ольга, но все же вы понимаете, что подопечные центра никогда не станут абсолютно «нормальными» – как это обычно говорят. У них все равно сохранятся нарушения в развитии. Как вы это для себя решаете?

Все же некоторые процессы мы можем скорректировать и развить. Но главная задача нашей работы – сформировать навыки, которые будут нужны этим ребятам в жизни. Потому что если этого не делать, не заниматься, то произойдет откат. Не то что ребенок будет стоять на месте, оставаться на своем уровне развития, а начнется обратный процесс. Этого допустить нельзя.

К нам приезжают семьи из районов и рассказывают, что не могут найти дефектолога, потому что они не знают, что делать с ребенком. То же, что и со всеми – все то же самое. Ведь если заниматься, динамика будет всегда. Не бывает детей без динамики при системных занятиях. Главное здесь – система. Это должно стать образом жизни. Так что у меня нет трудности  с определением смысла моей работы.

Единственно у меня проблема со знакомыми, которые не понимают, для чего учу наших детей читать, писать, чем-то с ними занимаюсь. Сложно объяснять, что для меня это обычные дети, которые живут вместе с нами, которые будут ходить в магазины, школы, театры, кино, будут работать кто-то по одной специальности, кто-то по другой. Я не понимаю, чего они не понимают.

Работа центра ведется в рамках реализации проекта «Центр поддержки семей с детьми с особенностями развития «Дорогою добра»», осуществляемого на средства грантового конкурса «Семейный фарватер», предоставленного Благотворительным фондом Елены и Геннадия Тимченко в 2017 году.