Американские горки

послеродовая депрессия

Ольга ждала появления на свет обычного ребенка. Когда врачи сказали, что её дочь родилась с синдромом Дауна, женщина долго переживала. Она просто не знала, как жить дальше. Но к счастью, нашлись люди, которые смогли ей показать, что жизнь продолжается.

В какой-то момент в жизни Ольги Моргиной всё сложилось: были любимая работа, хороший муж, сын Семен. Оля работала в библиотеке, сын учился в школе. Семья жила в Слободском  – небольшом городе, от которого ехать до Кирова примерно сорок минут. У супругов был свой большой дом. Десять лет они делали там ремонт – не спеша, с чувством, с толком, с расстановкой. Очень мечтали о дочке. Мечта, казалось,  сбылась.

Беременность Оли протекала хорошо, пока на одном из УЗИ она не узнала, что её ещё не рождённому ребенку не хватает кислорода и он может погибнуть. Было принято срочное решение – делать кесарево, пока не поздно. Так в 28 недель появилась на свет девочка Юля весом всего 900 граммов. И у врачей появилось подозрение, что родился ребенок с синдромом Дауна. У Юли взяли анализы. В кабинете врача Оле сообщили, что диагноз подтвердился.

Как жить дальше

— Вы только не отказывайтесь от ребенка, — почти умоляюще произнесла врач в перинатальном центре. – Эти дети очень хорошие.

Отказываться от дочки Оля и не думала. Но внутри всё перевернулось  – ребенка она принимает и любит, диагноз – нет.

Я ощущала себя в западне, не понимала, как жить дальше. Казалось, такое с кем-то происходит, но не с тобой.Оля, мама Юли

Врачи пригласили к Оле психолога Центра поддержки семей с детьми с особенностями развития «Дорогою добра», заведующая отделением принесла ей буклеты, где Оля могла бы узнать, как живут люди с синдромом Дауна. В одном из буклетов Оля увидела телефон Юлии Пенкиной, преподавателя центра, и позвонила ей. Объяснила ситуацию, спросила совет. Юля действительно помогла Оле. Показала примеры особенных ребят, успокоила, пригласила в центр.

— Юля сказала, что нам нужно выписаться из перинатального центра с хорошим весом, — пояснила Оля. — Она рассказала, что дети с синдромом Дауна ходят в садик и в школу, и что жизнь, оказывается, возможна. Я очень благодарна Юле. Она очень сильно помогла мне в тот момент и помогает до сих пор.

После выписки из роддома Оля вернулась в родной Слободской. Каждый знакомый считал своим долгом подойти к Оле на улице и поздравить с пополнением в семье. Но настроение у Оли было не праздничное.

— Не было такого – никому не говорить о случившемся. Надо было рассказать, чтобы не было неловких вопросов «А вы еще не ходите? А вы еще не говорите?» Знали все – коллеги на работе, подруги, соседи, — говорит Оля.

Первые месяцы Оля долго плакала. Спасал телефон, по которому она могла говорить часами и разделять с кем-то свои горести. Жизнь Оли напоминала американские горки – то подъем духа, то уныние.

Но семья Олю поддержала. Муж, видя состояние жены, предложил: «Если с дочкой не сможешь сидеть ты, буду сидеть я». Свекор коротко сказал: «Ну, будем перестраиваться». Однако ничья поддержка не могла уберечь Олю от постоянного мучительного вопроса «Как жить?»

Где искать силы

Как только появилась возможность, Оля с дочкой сразу начали ездить в РООРДИ «Дорогою добра». Здесь ей дали надежду и помогли справиться с постоянно подступающими слезами.

Стали появляться новые подруги – такие же мамы, как и она сама. Женщины обменивались советами и делились опытом, общались, ходили друг к другу в гости. Оля многое узнала от них  – кто на каких форумах сидит, кто что читает, какие книги и сайты могут быть полезными. Она и сама изучала много литературы о воспитании особенных детей, которую дали в центре, а позднее прислали из «Даунсайд Ап» — центра для развития детей с синдромом Дауна в Москве. Вместе с дочкой она прошла курсы реабилитации в «Айболите».

Сейчас Юле два года, постепенно она учится ходить: уже сама может сделать несколько шагов. За ней внимательно наблюдают специалисты центра «Дорогою добра» и проводят консультации. Олю многому научили. Например, показали упражнения и отдельные элементы массажа, которые можно выполнять в домашних условиях. Рассказывали, как заниматься с ребенком, объясняли, к кому обратиться и каких врачей нужно пройти.

Новые краски

Постепенно Оля стала слышать от врачей и окружающих, что Юля очень сообразительная девочка. А Юля такая и есть. Она очень эмоциональна и наблюдательна: хорошо распознает мимику и эмоции. Например, Юля не любит, когда мама при ней с кем-то разговаривает. Сразу начинает плакать и ревновать. Но если внимательно посмотреть ей в глаза, вздохнуть, скорчить грустную рожицу, она вдруг успокаивается, будто понимает – если она будет плакать, мама будет расстраиваться.

Водиться с Юлей Оле помогала мама. Однажды мама сказала Оле: «Не выйти ли тебе на работу?». Оля с радостью согласилась и вышла на полставки библиотекарем.

Сейчас удается совмещать, даже книжку почитать могу. Далеко на будущее не загадываю. Раньше были мысли: сможет ли Юля жить одна? Будет ли старший сын о ней заботиться? Как воспитать детей так, чтобы они заботились друг о друге?Оля, мама Юли

Оля объяснила старшему сыну, почему Юля такая, какая она есть. Сын всё понял. Они с Юлей настоящие друзья – вместе играют и смеются. А еще Семен помогает маме водиться с сестрой, когда есть возможность.

Теперь Оля ощущает, что её семья действительно счастливая и мало чем отличается от других. У Оли есть мечта на ближайшее время —  съездить на море вместе с мужем и детьми. А мечта более дальняя – воспитать Юлю самостоятельным человеком.

— Почему мне не быть счастливой? Я живу, есть любимая дочка, любимый сын, муж и работа. Теперь ко всему отношусь философски, — улыбается Оля.

Что изменилось

Оля действительно выглядит счастливой женщиной. Она открыта для мира и для людей, много улыбается, с ней приятно и легко разговаривать. С рождением дочки Оля переосмыслила всё – и благодарит судьбу.

— Бывает обидно, когда видишь обычных детей, которые в чем-то уже лучше, бегло говорят или ходят. Понимаешь, что у тебя не такой ребенок. А потом думаешь: ну и что, что не такой? Ведь тоже ребенок, и всё неплохо, — с улыбкой отмечает Оля.

Теперь Оля старается никого не осуждать, никого не судить. Она знает, что в любой семье может родиться особенный ребенок.

— Это миф, что медицина все определяет, — вздыхает Ольга. — Из десятка знакомых женщин только две знали до родов, что у них появятся особенные дети.

Когда двухлетняя Юля подрастет, Оля планирует отдать её в специализированный садик в Слободском, а затем в коррекционную школу. Оля знает, что она не одна, и рядом есть люди, которые готовы ей помочь. Это и подруги, и родные, и врачи, и педагоги из центра «Дорогою добра».

Рождение дочки – это возможность, которую мне дали, чтобы что-то в себе поменять, переосмыслить. Ещё несколько лет назад отношение к особенным людям было настороженным, но теперь оно поменялось . Это люди, которые имеют такие же права на полноценную жизнь, как и все.Оля, мама Юли

Работа центра «Дорогою добра» осуществляется при содействии Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации на средства гранта, выделенного на реализацию проекта «Поддержим! Отработка модели комплексного сопровождения семей с детьми-инвалидами» в 2017 году.

Вы тоже можете помочь подопечным центра «Дорогою добра». Каждый ваш вклад, любая сумма помогут особенным детям и их родителям стать чуточку счастливее, продолжать работать и развиваться.